Valentin Afanasieff painter and musician
Прелюдия Шопена Chopin Prelude
TRANSLATE
WITH
GOOGLE

portret of V. AfanasievВалентин Афанасьев – художник и музыкант

Afanassiev Chaconne de BachМузыку всегда только слушали. Теперь ее можно увидеть. Это – «Чакона» Баха. Первая в истории картина, написанная, что называется, «по нотам». ( Только при условии неукоснительного выполнения всего подразумевающегося в партитуре, можно утверждать, что картина написана по нотам).

Нотная запись содержит в себе определенный алгоритм, который реализуется музыкальными средствами. Теперь этот же алгоритм, который является своего рода «душой» музыкального произведения, стало возможным реализовать и средствами живописи. То есть, происходит «переселение души» музыкального произведения из одного мира в другой,- из мира звуков в мир цвета (см. книгу: «Светозвуковой музыкальный строй», элементарная теория аудиовизуальных стимулов; Изд. «Музыка». Москва, 2002., автор – Валентин Афанасьев).

То, что мы воспринимаем музыку последовательно, ноту за нотой, во времени, говорит только о том, что мы, подобно слепым, наощупь, постепенно узнаем, скажем, какую-нибудь скульптуру и составляем о ней определенное представление. Потом, каким-то образом, прозрев, мы увидели бы ее во всей полноте, все то, что раньше могли узнавать только ощупывая. Искусство это, ведь, инструмент познания в сфере эстетики, подобно тому, как и наука в области практической действительности. Когда мы, посредством эстетического вкуса, ощущаем какую-либо целесообразность, мы говорим, что это нам нравится. Когда мы воспринимаем разумом что-то для нас закономерное, мы говорим: «Нам это понятно». В этом есть связь науки и искусства.

Выразительные средства музыкальной гармонии, имеющиеся в арсенале величайших композиторов всех времен, выверенные веками, необходимо должны быть привнесены в сферу искусства абстрактной живописи, являющейся, своего рода, музыкой цвета. Тот факт, что найдены соотношения цветов адекватные соотношениям звуков музыкального лада, позволяет предвидеть небывалые доселе возможности практического взаимообогащения и развития искусств, науки, философии.

На сегодняшний день, в концертах при использовании цветного света, не учитываются музыкальные закономерности. Создаются цветовые субъективные системы, не опирающиеся на законы музыки. Иногда бывает даже «красиво», но не соответствует эмоциональному состоянию требуемого музыкальным произведением. В теории В. Афанасьева все тонкости музыкальной организации соблюдены.

Мы любим и понимаем музыку далеко не только потому, что это «красиво» звучит.

Все звуки музыкального строя находятся в определенных отношениях и создают различные комбинации напряженностей.

Благодаря именно этим отношениям возможна узнаваемость одного и того же музыкального произведения исполненного в любой тональности и в любой из октав.

В музыке есть, например, понятие – гармонический интервал. Это одновременное сочетание двух разных звуков. Диссонанс – это сильная напряженность. Унисон – ноль относительной напряженности. Например: интервал «малая секунда», на клавиатуре рояля это две любые самые близкие друг к другу клавиши. Если их нажать одновременно прозвучит сильный (очень напряженный) диссонанс. Интервал октава или, например, квинта – консонанс.

В «теории аудиовизуальных стимулов» учтены все характеристики, касающиеся отношений звуков музыкального строя: мелодические, гармонические, тонально – родственные, функциональные, атональные, четвертитоновые; и сопоставлены с аналогичными характеристиками в отношении цветов.

Так же и художники говорят о спокойных сочетаниях цветов и напряженных сочетаниях цветов. Например, если рядом расположены красный или красно-оранжевый цвета и зеленый или зелено-синий – создается максимальная напряженность (диссонанс). Теория с математической точностью определяет основополагающие закономерности, которым подчиняется искусство музыки. И только скрупулезное следование этим законам позволяет объединить отношения звуков с отношениями цветов в соответствии с принципами музыкальной организации.

Теперь о построении музыкальных картин на примере «Чаконы» И.С. Баха.

Первое – выбор цветовой тональности. «Чакона» написана в ре миноре. Средняя часть – в одноименном ре мажоре.

В качестве тоники выбран желтый цветовой тон в связи с тем, что, например, Скрябин, Римский – Корсаков и некоторые другие «видели» тональность «ре» в желтом цвете. И, в данном случае, это не вступало в противоречие с ощущением характера музыкального произведения.

«Чакона» написана в форме вариаций. Тема басовой партии повторяется (или подразумевается) каждые четыре такта. Это своего рода фон, на котором развивается и многообразно трансформируется «корпус» музыки.

Произведение содержит в себе 256 тактов. Таким образом становится возможным вписать его в квадрат: 16 тактов по горизонтали и 16 тактов по вертикали. Самые здесь короткие по длительности звучания ноты, так называемые «тридцать вторые» вписаны в размере полсантиметра, чтобы, все-таки, они были хорошо видны. «Шестнадцатые» - в два раза больше, «восьмые» еще в два раза больше и так далее.

Таким образом, длина и высота квадратного трехчетвертного такта определилась. («Чакона» написана И.С. Бахом в музыкальном размере трех четвертей). Естественно, стал ясен и полный размер картины.

Теперь стало возможным приступить к разметке метра и ритма. «Чакона» написана в четырехголосном изложении. Поэтому каждый (по горизонтали) трехчетвертной такт по вертикали разделен на четыре части. Пространство и время описываются одними и теми же единицами. Поэтому преобразование временных отношений в пространственные не составляет большой сложности.

Известно изречение о том, что «архитектура - это застывшая музыка». «Чакона» И.С. Баха, проявленная в цвете, наглядно подтверждает это высказывание и создает серьезные предпосылки развитию компьютерного искусства «музыкографики».

Что же касается понимания эволюции живописного искусства, то его истоки можно найти в сказанном Леонардо да Винчи: «Если слепому дать прозреть и если он не художник, то он увидит реки, горы, деревья, а если он художник, то увидит линии, формы и цвета».